Что такое «демократия» на самом деле, что было до неё и что будет после

Дата: 25.08.2021. Автор: Геннадий Атаманов. Категории: Блоги экспертов по информационной безопасности
Что такое «демократия» на самом деле, что было до неё и что будет после

Всем, наверное, известна фраза: «Смотришь в книгу, а видишь фигу». Это о том, что смотреть и видеть – не одно и то же (равно как и слушать и слышать).

 Фраза эта, услышанная в юные годы, крепко врезалась мне в память, а жизнь постоянно подтверждала её правоту: я довольно часто замечал, что люди, читая одну и ту же книгу, видят в ней совершенно разные «фиги», а слушая одну и ту же речь, слышат разные «мысли» и испытывают разные эмоции. То есть потребляя один и тот же продукт, люди получают разный эффект. Это примерно то же самое, что в один и тот же сосуд налить разные жидкости: один раз – чистой родниковой воды, другой – водопроводной, а третий – соляной кислоты. По внешнему виду не отличишь, а результаты употребления будут очень и очень разными. Форма – одна, а содержание – разное. Точно так же обстоят дела со словами: мы употребляем одни и те же слова, но понимаем их по-разному. И получается, что говорим вроде бы об одном, а, по сути, о разном.

Это наблюдение позволило мне открыть одно – очень важное с точки зрения информационной коммуникации – свойство социальной информации, которое по аналогии с химией я назвал амфотерностью, то есть способностью некоторого фрагмента информации (слова, термина, текста, сообщения и пр.) проявлять в различных условиях различные свойства и оказывать на его потребителя в разное время разное воздействие.

Каждый, кто произносит/пишет слова, думает/надеется, что тот, кто его слушает/читает, понимает эти слова точно так же, как и он (если конечно он не какой-нибудь задорнов и перед ним не стоит задача одурачивать людей). Но давно известно, что, во-первых,  у каждого свой тезаурус (совокупность понятий) и он всегда отличен от тезауруса другого, а, во-вторых, язык является динамичным образованием, он развивается и изменяется, вследствие чего меняется и значение слов, его образующих. Иногда эти изменения очень существенны. Особенно это касается слов, заимствованных из других языков. И здесь в разных областях знаний дела обстоят по-разному. В медицине, например, очень много слов взято из латинского языка, в экономике – из английского, а в политическом дискурсе очень много слов взято из греческого. И одним из таких слов в современном дискурсе является слово демократия. В нынешней России диапазон трактовок и отношений к этому слову необычайно широк: от крайне негативного (дерьмократы и дерьмократия) до восхищённо-позитивного (а вот у них там – Демократия).

А что такое демократия?

Так ли просто обстоят дела с этим словом-термином и его значением? И не только с этим. И не пора ли вообще разобраться с значениями ключевых терминов политического дискурса, чтобы начать не только понимать друг друга, но понимать правильно сами термины?

Наверняка среди читателей найдутся такие, кто захочет спросить:

1) зачем это надо?

2) а кто ты такой? Что, без тебя не разберутся? Есть же тысячи (а может быть и миллионы) кандидатов и докторов наук философских, филологических, политических, и прочих. Они-то наверняка знают лучше и уже всё давным-давно расписали/разъяснили.

Отвечаю на заданные самому себе вопросы.

Во-первых, знать правильную трактовку термина необходимо, чтобы, как я уже отметил выше, понимать собеседника. Если один собеседник понимает под одним термином одно, а другой под этим же термином другое, то беседа между ними будет проходить по схеме «я про Фому, а ты про Ерёму». Явление это в науке называется полисемией и является одним из самых часто используемых средств манипулирования сознанием, а проще – средством ведения информационно-когнитивных войн. Хотите вы быть жертвой этих войн? Хотите, чтобы вас постоянно обманывали?

Как ни странно, подавляющее большинство населения действительно хочет быть обманутым. Теодор Адорно назвал таких авторитарными личностями. Если вы авторитарная личность, не читайте дальше. Эта статья не для вас. Она для тех, кто хочет понимать суть процессов и явлений и не хочет быть обманутым.

Во-вторых, утверждаю, что на сегодня нет ни одного правильного определения понятия «демократия». Или лучше так: я не нашёл ни одного определения понятия «демократия», сформированного по законам логики и методологии формирования определений. А чтобы не быть голословным, привожу небольшую, но очень показательную, подборку определений термина «демократия», представленных на сайте «Значение слова»[1].

И так, по мнению составителей различных словарей и энциклопедий, демократия это[2]:

Словарь Ушакова: форма правления, при которой власть осуществляется самим народом, массами, непосредственно или через представительные учреждения.

Политическая наука. Словарь-справочник: форма государственно-политического устройства общества, основанная на признании народа в качестве источника власти.

Этимологический Словарь Русского Языка: форма государственного устройства, при которой органы власти формируются путем выборов населением страны.

Культурология. Словарь-справочник: одна из форм власти, характеризующаяся официальным провозглашением принципа подчинения меньшинства большинству и признанием свободы и равноправия всех граждан.

Этнографический Словарь: народовластие, политический строй, в котором установлены и осуществляются на практике способы и формы народовластия, закрепленные в законе государства (общества) свободы и равноправие граждан.

Политология. Словарь терминов: (греч. demos народ, kratos – власть) – народовластие. Но в реальной жизни демократия не является народовластием, поскольку весь народ не может выполнять функции политического властвования. Под демократией понимают форму правления государства, характеризующуюся признанием народа источником власти, равноправием граждан, подчинением меньшинства большинству при принятии решений и признанием ценности мнений, интересов меньшинства, выборностью основных органов государства и другими характерными признаками, основным из которых выступает соблюдение прав и свобод человека.

Философский словарь (Конт-Спонвиль): политический строй, при котором полнота власти принадлежит народу. Это не значит, что народ управляет государством или хотя бы принимает его законы. Это значит, что никто не может управлять государством или законодательствовать без согласия народа и помимо контроля с его стороны. Демократия противостоит монархии (власти одного человека), аристократии (власти нескольких человек), наконец, анархии или ультралиберализму (отсутствию власти).

Толковый словарь русского языка (Алабугина): политический строй, основанный на признании народа в качестве верховной власти, на его праве широко участвовать в решении государственных дел.

Терминологический словарь библиотекаря по социально-экономической тематике: в буквальном понимании власть народа, народовластие. В наиболее употребительном значении — форма политического, государственного устройства, основанная на признании народа как источника власти, его права принимать участие в решении общественных, государственных вопросов, на признании принципов свободы, равенства и других прав граждан, предусматривающая введение правовых и процедурных гарантий их реализации во всех сферах жизни общества.

Энциклопедический словарь: (от греч. demos — народ и …кратия), форма государственно-политического устройства общества, основанная на признании народа в качестве источника власти.

Словарь Ожегова: политический строй, основанный на признании принципов народовластия, свободы и равноправия граждан.

Словарь Ефремовой: политический строй, при котором власть принадлежит народу

Энциклопедия Брокгауза и Ефрона: слово демократия происходит от греческих δημος и κρατία — буквально народовластие. Им обозначаются: 1) государственное устройство, где власть принадлежит народу или где интересы народа стоят на первом плане, и 2) самые народные массы, раз они сознанием общности интересов или другими условиями объединены в класс, ведущий борьбу за преобладание или за реформы в свою пользу.

Как видно, из 13 приведённых выше определений, ни одно не повторяется.

Они все различны!

И все неправильны!

С точки зрения логики – все они ложны, то есть – ЛОЖЬ!

И мы живём с этой ложью и уже по уши погрязли в этой лжи!

Если кто-то со мной не согласен и знает логически верное определение термина «демократия», пришлите мне его на мою электронную почту или напишите в комментарии. Я либо публично принесу извинения, либо объясню какие в этом определении допущены ошибки.

Как следует из приведённых выше определений, понятие «демократия» трактуется как:

— форма правления;

— форма устройства общества/государства;

— форма власти;

— политический строй;

— народовластие (власть народа).

 Очевидно, что «демократия» в подавляющем большинстве случаев трактуется как «форма» – форма правления/устройства/власти (кстати, политический строй – это тоже форма, потому что строй – это форма).

Но правомерно ли с точки зрения методологии определять демократию как форму?

Ответ однозначен – НЕТ!

Определение понятия «демократия» через понятие «форма» – грубейшая методологическая ошибка!

Форма – очертания, внешний вид, контуры предмета! То есть форма, во-первых, внешний вид, а, во-вторых, предмета. Демократия же не предмет и потому у неё нет внешнего вида. Демократия – это внутреннее, содержание формы под названием «государство» (полис, группа, партия, корпорация, шире – антропная (т.е. состоящая из людей) система).

Демократии как формы власти нет и быть не может в принципе!

Все разговоры о демократии как форме власти – либо глупость, либо подлость.

Если по незнанию – глупость. Если по злому умыслу – подлость.

Сам я склоняюсь к первому варианту и думаю, что на сегодня никто толком не понимает, что такое демократия. Вернее, каждый понимает это по-своему, каждый имеет субъективное и очень смутное представление о феномене под названием «демократия», но при этом, как та собака Павлова, думает, что всё понимает, но ничего путного сказать не может, или может, но наплести три короба ахинеи.

Во всяком случае, я ничего путного про демократию ни в книгах, ни в Интернете не нашёл. Термин «демократия» все твердят как мантру, заездили до невозможности, но объяснить, что он означает на самом деле и как это реализовать на практике, по-моему, не знает никто.

Именно по этой причине я попытался разобраться с этим термином сам.

Как всегда я начал с этимологии слова и сразу наткнулся на вот такой пассаж:

Демокра́тия (др.-греч. δημοκρατία — «власть народа», от δῆμος — «основная политическая и административная единица в Древней Аттике, общество граждан, проживающих на её территории и имеющих политические права», и κράτος — «власть, господство». Слово «κράτος» этимологически происходит от глагола «κρατέω», «κρατώ» который означает держать, господствовать)[3].

Как такое возможно?

Как можно трактовать демократию как власть народа, при том, что слово δῆμος («демос») – это не «народ» и никогда им не было. Это либо «основная политическая и административная единица в Древней Аттике», либо «общество граждан, проживающих на её территории и имеющих политические права». Если и имеет отношение слово «демос» к народу, то не ко всему, а только к его части – имеющей политические права. А политические права в Древней Аттике, да и в Древней Греции в целом, имели далеко не все. Женщины, рабы и граждане, имевшие меньше 10 рабов, политических прав не имели.

Как совершенно справедливо пишет автор статьи «Об этимологии слова демократия», получается, что на самом деле демократия — не «власть всего народа», а слово «демос» (греч. δῆμος) изначально происходит от слова «дем» — (греч. δημοι). Это самые мелкие территориальные округи в Древней Аттике, основная политическая и административная единица начиная с конца VI века до н. э. – т.е. «часть», «фракция» или «делить»[4].

Более того, и слово «κράτος» не эквивалентно слову «власть».

Ведь даже Гугл-переводчик[5] выдаёт:

κράτοσ – государственный!

κρατέω – держать!

κρατώ – хранить!

То есть, демократия ни при каких условиях не может трактоваться как «власть народа»! Поэтому трактовка слова «демократия» как «власть народа» есть либо грубейшая методологическая ошибка, которая называется «отождествление части и целого», либо научное преступление. 

Перевод термина «демократия» с греческого на русский как «власть народа» – это подмена понятий либо в угоду толпе, либо для её (толпы) одурачивания. Ведь даже классическая греческая демократия – не «власть народа», так как к участию в управлении городской общиной (димос) допускались не все граждане, а только прошедшие определённый имущественный ценз. И ценз этот, как было отмечено выше, был немаленький. По сути, под него подходили только довольно состоятельные граждане (обязательно – рабовладельцы), то есть те, кого позже назвали буржуями или буржуазией. Так что в содержательном плане классическая греческая демократия была властью богатых, то есть плутократией. Но такого, чтобы весь народ участвовал в управлении государством, даже если это государство всего лишь небольшой городишко, не было, нет и никогда не будет.

Демократия как «власть народа» невозможна и по определению понятия «управление». Все одновременно быть управленцами не могут! В любой системе есть управляющий элемент и управляемый (управляемые). Во времена классической греческой демократии городами-государствами управляли и тираны, и советы 500, и коллегии стратегов, и Ареопаг, и прочие органы управления, но никогда никакой демос не управлял ни городом, ни государством, то есть не осуществлял властных полномочий.

Демократия в Древней Греции возникла как оппозиция аристократии[6]. До появления демократии власть формировалась аристократией и из аристократии. Но с некоторых пор традиционная на тот период времени система формирования власти аристократией и из аристократии начала давать сбои. Этому, как всегда, способствовали две группы факторов – внутренние и внешние.

Внутренние:

1) аристократия формировалась изначально из лучших (аристос в переводе с греческого – лучший) воинов (и, естественно, была ориентирована на военное дело), но впоследствии принадлежность к классу стала передаваться по наследству;

2) доблести, знания и навыки не передаются по наследству, и дети некогда лучших всё чаще были не способны к выполнению функций управленцев.

Внешние:

1) укрупнение городов-полисов, развитие земледелия, торговли, ремёсел и, как следствие, усложнение социумов и социальных отношений;

2) появление, укрупнение и укрепление нового класса – класса предприимчивых выходцев из плебеев, «сколотивших» состояния не в силу происхождения, а в силу своих способностей – класса, который в последующем и назвали демосом.

 Демос – это не аристократы по крови, но достаточно образованные граждане, имеющие практические навыки управления, не самые богатые, но имеющие приличное состояние. И этот демос, где тихой сапой, а где в активном противостоянии с аристократией, «отжал» у последней право на формирование институтов власти. При этом институты эти формировались не всегда из состава самого демоса. Зачастую исполнение властных полномочий демос поручал выходцам из аристократии, как наиболее образованным и подготовленным, особенно в военном деле. То есть демократия не отменила аристократию, а где-то потеснила её, где-то активно сотрудничала.

Аристократия и демократия – антиподы только в формальном (структурном) плане, в содержательном (сущностном) же плане и аристократия, и демократия подобны и представляют собой плутократию[8].

До некоторых пор принадлежность к аристократии гарантировала приличное состояние, а термины «аристократ» и «богатый человек» были почти синонимами. Однако вследствие серьёзных изменений социально-политических и экономических условий положение существенно изменилось: появился и начал успешно развиваться новый класс – демос (в терминах современной социологии – страта) – сообщество довольно крупных (то есть богатых) собственников. Понятно, что эти люди не могли оставаться в стороне от власти, но они не были властью. Они оказывали влияние на формирование органов власти, принимали участие в принятии некоторых решений, но не осуществляли властных полномочий.

Поэтому демократия – это не форма власти и не форма устройства государства, это – система управления городом-государством, при которой к формированию высших органов власти и принятию важнейших государственных решений допускались люди:

1)    имеющие высокие доходы и потому высокую заинтересованность в принятии «правильных» решений (те, кому было, что терять).

2)    компетентные в вопросах управления (10 рабов – довольно крупное предприятие, управление которым требовало определённых знаний, навыков, умений).

В новейшее время в результате «демократических» процессов в подавляющем большинстве государств оба ценза – наличие компетенции и заинтересованности – были отменены и к формированию органов власти стали допускать практически всех без разбора. Остался только возрастной ценз (как правило – 18 лет), но и тот некоторые «горячие» головы предлагали снизить, аж до 14 лет.

Сегодня уже и 18-летние, как правило, ничего не понимают ни в устройстве государства, ни в устройстве власти, а что можно сказать про 14-летних? Дети! Им в казаки-разбойники играть, а их хотят загнать на выборы. Зачем? Ответ очевиден – ими легче манипулировать.

В результате беспрецедентного снижения ценза демократия фактически выродилась в охлократию[9].

На самом же деле, по мере усложнения социума и социальных процессов и компетентностный, и мотивационный цензы должны были бы увеличиваться. К формированию высших органов власти не должны были бы допускаться люди, не имеющие соответствующих знаний, не обладающие соответствующими компетенциями и не имеющие соответствующей мотивации. Именно поэтому в конце 18 – начале 19 веков появились политические партии. Они начали объединять людей не по признаку принадлежности к классу (как у аристократов), не по наличию имущества (как у демократов), а (как это было первоначально и у тех, и других) по наличию мотивации и компетенции. В результате этих процессов появился новый вид кратии – партократия. И уже в конце 19 – начале 20 века пальма первенства в вопросах формирования институтов власти перешла к политическим партиям. Но, опять же, партократия не отменила аристократию и демократию, она стала ещё одним игроком на политическом поле. Вследствие этого очень сильно изменились и усложнились системы формирования власти. Эти три основные вида кратии в результате взаимодействия образуют сложные и динамичные интерференционные картины политических ландшафтов, индивидуальные и уникальные для каждого государства. При этом все три вида кратии (в том числе и партократия) прошли этапы рождения, становления и стагнации.

Аристократия, возникшая как «власть лучших», сначала стала «властью знати», а затем выродилась в какократию, то есть во «власть худших».

Демократия, как «власть предприимчивых», через клептократию, то есть «власть воров», выродилась в плутократию, то есть «власть богатых».

Партократия, изначально зародившаяся как «власть партийных», через идеократию, то есть «власть идеи», выродилась в охлократию, то есть «власть толпы» (так как сами партии выродились в толпу).

Сегодня практически ни в одной стране мира нет политических партий. Все так называемые политические партии по форме являются толпами, по сути – либо индивидуальными предприятиями (ЛДПР, Яблоко, КПРФ и др.) либо обществами с ограниченной ответственностью (Единая Россия, Справедливая Россия, …) по зарабатыванию денег путём участия во власти. Последней политической партией в новейшей истории была КПСС (РСДРП(б)), которая стремилась стать (и частично была) умом, честью и совестью своей эпохи, но по объективным причинам стать таковой ей не удалось. Эпоха стремительно менялась, менялась и партия, но эти изменения были прямо противоположными от потребных, особенно после смерти Сталина. В результате партия, созданная идейными и грамотными, была превращена в толпу безыдейных, безынициативных и политически безграмотных людей. Тем не менее партократия на сегодняшний день – наивысший вид кратии и наилучший, если осуществляется партией, руководствующейся идеей справедливости (идеократия), соблюдающей принцип законности (номократия) и опирающейся на науку (эпистемократия).

Философы / социологи / политологи навыдумывали огромное множество различных кратий. Вот некоторые из них:

аристократия – власть аристоса

демократия    – власть демоса

партократия – власть партийных

автократия     – власть авторитетной личности

плутократия – власть богатых

охлократия    – власть толпы

бюрократия   – власть управленцев

клептократия – власть воров

какократия    – власть худших

номократия   – власть закона

ноократия      – власть разума

идеократия    – власть идеи…

В политическом и философском дискурсе есть ещё масса различных кратий. При этом все перечисленные (и не перечисленные) виды кратии являются не формами власти, как это прописано в словарях и энциклопедиях, а разновидностями систем формирования власти, в которых роль источника власти выполняют различные группы (классы/страты/слои/категории) населения (народа). При этом только три вида кратии – аристократия, демократия и партократия – являются (в терминах семиотики) денотатами, то есть именами предметов безотносительно к их свойствам. Все остальные термины – коннотаты, так как не только указывают на предмет, но и обозначают его отличительные свойства. Например, автократия – это может быть и аристократия, и демократия, и партократия, при которой наибольшее влияние на систему формирования власти оказывает один человек. Аналогично обстоят дела и с терминами плутократия, клептократия, какократия. Богатые могут быть (и по факту являются) ворами, а власть, которую они, например, сформируют, может состоять из худших, то есть быть какократией. Охлократия, которая трактуется как власть толпы, никогда не была властью, а толпа никогда не отправляла властных полномочий. Просто слово «охлократия» выражает негативное отношение к источнику власти, ставя под сомнение его компетентность и организованность. И так со всеми остальными терминами.

При этом ни в одном государстве нет ни одного из названных видов кратии в чистом виде. Везде имеет место микс, то есть сочетание/смешение/топология/иерархия этих видов (подвидов) кратии, а возможно и каких-то других, которые я здесь не назвал. С точки зрения логики подавляющее большинство кратий являются пересекающимися множествами, а в историческом плане один вид кратии рано или поздно переходит в другой. Так аристократия в силу объективных обстоятельств (главная – вырождение по причине клановой замкнутости) постепенно превратилась в какократию. Демократия в обязательном порядке через клептократию вырождается в плутократию. Партократия, будучи на первом этапе идеократией, довольно часто вырождается, где в автократию, где в клептократию, а где и в плутократию. А изократия – система правления, при которой все граждане обладают равными политическими правами, есть ни что иное как охлократия, то есть (в традиционной трактовке) – власть толпы. Все – это, в сущности, толпа, потому что среди всех основная масса – это неорганизованные, по преимуществу политически необразованные и в подавляющем большинстве незаинтересованные в результатах выборов, люди. И в такой «мутной воде» группе (классу/страте/слою) населения, являющейся настоящим источником (формирователем) власти, легче «ловить рыбу». Поэтому изократия – любимая сильными мира сего разновидность демократии.

Сегодня наиболее близким к классической греческой демократии вариантом, по моему мнению, является система формирования власти в Соединённых Штатах Америки. Да, она несколько запутана и потому сложна для понимания, но, что важно, окончательный результат выборов президента страны определяет не народ (что было бы охлократией), а Коллегия выборщиков (то есть демос по-американски). Народу, чтобы он не очень расстраивался и думал, что участвует в выборах и что от него что-то зависит, устраивают шоу, а решение принимают более-менее компетентные люди. Конечно, эта система далека от совершенства, но она гораздо лучше, чем в тех странах, где есть прямые выборы, а правом голоса обладает практически каждый житель страны, старше 18 лет. Правда, в любом случае, любая система в сущностном плане рано или поздно становится плутократией, то есть господством богатых. Что в США, что в Германии, что в других странах Запада де-юре – демократии, но де-факто – плутократии. Наверное, более правильно даже будет так: называются системы формирования власти демократиями, по факту являются охлократиями, а в сущностном плане все они – плутократии, то есть «господство богатых».

 Что касается современной России, то здесь система формирования власти представляет собой топологию (т.е. неразрывное единство) нескольких видов кратии, в которой преобладающим видом является автократия, затем идёт партократия – господство «Единой России» (которая финансируется (но не формируется) плутократами и иногда из плутократов), и затем – бюрократия. В сущностном же плане российская кратия является сочетанием клептократии, бюрократии и какократии. Таких видов кратии как аристократия, номократия и идеократия в современной России не наблюдается.

Особняком в ряду так называемых демократических государств стоит Англия, где до сих пор уживаются аристократия с демократией, как способы формирования власти, и монархия с олигархией, как формы осуществления властных полномочий (об этом подробнее в другой статье). Тем не менее в сущностном плане и там – плутократия. Ни пролетарии, ни мелкие буржуа не смогут ни попасть в органы власти, ни оказать влияния на их формирование. Эта функция закреплена за знатными и богатыми, а плебс участвует в формировании власти в качестве статиста.

Мне на память приходит только три случая в истории, когда демократия в сущностном плане не была плутократией, это – Великая французская революция, непродолжительный период после образования США и самый продолжительный случай – СССР. Причём кратия в СССР – это наивысший из существовавших когда-либо видов кратии: партократия – в формальном (структурном) плане, идеократия – в содержательном (сущностном). Присуща этой системе была и номократия (господство закона), во всяком случае, в гораздо большей степени, чем в нынешней России или странах Запада. Тем не менее практика реализации данного варианта партократии оказалась печальной: родившись из охлократии, довольно быстро она трансформировалась в автократию (Сталин), затем в какократию (Хрущёв), затем в бюрократию (Брежнев), и через иудократию (Горбачёв, Ельцин), клептократию (Чубайс), плутократию (олигархи) снова пришла по форме к партократии и автократии, но уже с другим содержанием. 

 Аристотель в своё время считал демократию наихудшим видом правления. И он знал, что говорил. Нынешняя демократия в структурном плане, конечно же, коренным образом отличается от демократии времён Аристотеля, но в сущностном плане она практически не изменилась. Любая демократия рано или поздно вырождается в формальном плане в охлократию, а в содержательном (сущностном) в плутократию.

Заключительные тезисы

1. Трактовка термина «демократия» как «власть народа» есть преступление против:

а) науки, так как в этом случае самым грубейшим образом нарушаются законы логики, которые являются основой науки и научности;

б) народа, так как при этом грубо нарушаются нормы морали: подобная трактовка есть ложь и не важно, в чьих интересах это сделано и по незнанию или по злому умыслу.

Демос – это не весь народ, а только его часть, а кратия – не власть, а система формирования (легитимации) власти и, возможно, участия в принятии властных решений. Отсюда демократия – система формирования власти частью народа, имеющей в соответствии с определёнными критериями на это право.

2. Демократия изначально возникла как альтернатива аристократии и представляла собой систему государственного управления, при которой право участия в выборах органов власти и обсуждения важнейших государственных вопросов получили незнатные граждане, доказавшие на практике свою компетентность в вопросах управления. Эта категория граждан получила название «демос», а вся система управления – «демократия».

3. Сегодня демократия – родовое понятие, обозначающее систему формирования (легитимации) власти путём выборов. Даже аристократия сейчас входит в объём понятия «демократия». Яркий тому пример – Англия, которая де-юре считается конституционной монархией (т.е. аристократией), но де-факто является вполне себе демократическим государством.

Если власть в государстве захватывается силой, то это называется тиранией. А если народ задурить/задобрить/запугать и прийти к власти в результате выборов – это будет демократия.

4. В настоящее время ни в одной стране мира нет демократии в чистом виде, а есть топология из аристократии, демократии, партократии – разновидностей кратии, где в роли источника власти выступают:

— при аристократии – знать;

— при демократии – демос;

— при партократии – члены партий.

При этом в подавляющем большинстве стран системы легитимации власти, называющиеся демократиями, по конституции являются охлократиями, по форме партократиями, а по содержанию – плутократиями.

5. Филогенетически системы формирования власти развивались по пути:

— расширения электоральной базы:

1) аристократия – система формирования власти очень узким и из очень узкого круга лиц;

2) демократия – система формирования власти с участием аристократии и зажиточной части плебса (демоса);

3) партократия – система формирования власти с возможностью участия в процедуре формирования власти и принятия важных государственных решений широких масс населения (наиболее социально активных и наилучшим образом подготовленных теоретически граждан вне зависимости от принадлежности к классу или страте).

— от простого к сложному:

1) передача прав участия в формировании власти по наследству – при аристократии;

2) получение права участия в процедуре формирования власти и обсуждения важных социальных вопросов в случае доказательства на практике своей состоятельности в качестве управленца (свидетельством чему являлось наличие определённого количества рабов) – при демократии;

3) получение права участия в процедуре формирования власти и возможности влияния на политику государства в силу принадлежности к политической партии – при партократии. При этом партии служат инструментом отбора кандидатов во власть, инструментом их подготовки и каналом обратной связи.

6. Как правило (особенно на начальном этапе) партиям выгодно выдвигать во власть лучших, то есть наиболее грамотных и способных к управлению государством членов. Однако, зачастую, в случае прихода к власти, члены партии начинают использовать её в личных интересах, вследствие чего партократия довольно часто превращается в автократию, иногда в клептократию (власть воров), а если позволяют условия, то и в плутократию (власть богатых). Чтобы не допустить скатывая партократии к автократии, клептократии и плутократии, применяются разные методы: от ограничения сроков пребывания кандидата от партии у власти (как, например, в США) до партийных чисток (как в бывшем СССР) и репрессий (как в современном Китае).

7. Главный признак политической партии, «точка кристаллизации», вокруг которой она формируется – идея. Последняя идея, захватившая умы миллионов, – построение коммунистического общества. Однако практика, как главный в марксизме критерий истины[10], показала её несостоятельность.

Коммунистическая идея – утопия, не имеющая с реальной действительностью ничего общего[11]. Нужна новая идея! Идея, построенная на научной базе, реалистичная и разумная.

7. Сегодня с идеями большая проблема. Если на этапе появления политических партий это были организации с чётко выраженной идеей, дисциплиной и структурой (наиболее ярким представителем такого типа политических партий была РСДРП(б), построенная на принципах, разработанных В.И. Лениным), то в настоящее время подавляющее большинство партий, позиционирующих себя как политические, построены по принципам, сформулированным Л. Мартовым[12]– это организации без чётко выраженной идеи, строгой партийной дисциплины и документально зафиксированного членства. На языке математики это – нечёткие множества.

Я делю партии по признаку основополагающей идеи на три типа:

1) партии идеи – не важно кто и как, но важно – ради какой идеи;

2) партии дела – партия, как бизнес: не важно кто и ради какой идеи, важно – быть у власти и конвертировать власть в деньги;

3) партии «тела» – партии, как индивидуальные предприятия (ИП) – партии, созданные и возглавляемые харизматичным лидером для его личного продвижения и обогащения посредством участия во власти.

8. По моему мнению, будущее за партиями нового типа, партиями, гармонично сочетающими оба принципа – и ленинский, и мартовский, то есть партиями, состоящими из ядра, организованного на базе ленинских принципов, среднего звена, организованного по мартовским принципам, и неорганизованной периферии.

В принципе, таковыми сегодня являются большинство партий, именующих себя политическими, но только в структурном плане. В содержательном плане все они – ИП, ООО, АО, главная идея которых – зарабатывание денег посредством участия во власти. У таких партий нет чётко сформулированной политической идеи.  

Для создания партии нового типа нужна новая (научно обоснованная) идея, нужны грамотные, порядочные, честные люди, движимые этой идеей, нужны технологии формирования такой партии и поддержания чистоты её рядов.

Будут ли созданы партии, состоящие из образованных людей (эпистемократия), руководствующихся разумом (ноократия) и стремящихся к построению общества социальной справедливости (идеократия справедливости) – большой вопрос. Это – архисложная задача, решить которую в современных условиях будет очень и очень сложно. Захватившие почти повсеместно власть демократы-плутократы этому будут всячески препятствовать. Но шанс, как мне представляется, есть. Однако будет он использован или нет, покажет время.

 

 



[1]Сайт «Значение слова» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://znachenie-slova.ru/%D0%B4%D0%B5%D0%BC%D0%BE%D0%BA%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B8%D1%8F(дата обращения: 29.04.2021).

[2]Жирным шрифтом здесь и дальше мной выделены наиболее существенные для дальнейшего анализа слова.

[3]Википедия [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B5%D0%BC%D0%BE%D0%BA%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B8%D1%8F_(%D0%B7%D0%BD%D0%B0%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F)(дата обращения: 29.04.2021).

[4]Об этимологии слова демократия [Электронный ресурс]. – Режим доступа:  https://selenadia.livejournal.com/216905.html(дата обращения: 29.04.2021).

[5]https://translate.google.ru(дата обращения: 29.04.2021).

[6]Слово «аристократия» чаще всего переводится как «власть лучших», но, учитывая, что кратия – это не власть, а «сила, господство», целесообразно трактовать слово «аристократия» как «господство лучших» и которое сегодня правильнее перевести как «господство знати», а трактовать как «власть из знати».

[7]Все рисунки взяты из открытых источников в Интернете (Яндекс.Картинки).

[8]Слово «плутократия» обычно переводят как «власть богатых», но с учётом изложенного выше, целесообразнее перевести слово «плутократия» как «господство богатых», а трактовать как «власть из богатых».

[9]Слово «охлократия» в основном переводят как «власть толпы», что, по моему мнению, является обыкновенной глупостью. Я думаю, что корректнее перевести слово «охлократия» как «господство толпы» и трактовать его как «власть из толпы», то есть как систему формирования власти толпой, т.е. сборищем некомпетентных людей. Яркие тому примеры – выборы директоров заводов в период развала СССР.

[10]Практика не может быть критерием! Критерий – признак, на основании которого производится оценка, мерило оценки.  Практика – это процесс, а процесс не может быть мерилом.  Практика – способ оценки истинности/неистинности знания. Некоторые ошибочно считают способом определения истинности/неистинности знания логику. Однако, при помощи логики можно проверить правильность/неправильность суждения, но не его истинность/неистинность.  Критерий истины – соответствие/несоответствие знания действительности, а это устанавливается только через практику.

[11]Об этом можно прочитать в том числе и в моей статье «Коммунизм как религия». – Режим доступа: https://zen.yandex.ru/media/id/5e8cb6a7f6575656885bc8fd/kommunizm-kak-religiia-5e8cb71443499365394ece97.

[12]Об этом можно прочитать, например, здесь: https://www.politpros.com/journal/read/?ID=2320&journal=145.


Источник — Блог Атаманова Г.А. «АГАСОФИЯ».

Геннадий Атаманов

Об авторе Геннадий Атаманов

Атаманов Геннадий Альбертович, полковник запаса, кандидат философских наук
Читать все записи автора Геннадий Атаманов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *