Является ли философия наукой?

Дата: 12.01.2022. Автор: Геннадий Атаманов. Категории: Блоги экспертов по информационной безопасности
Является ли философия наукой?

В 2021 году в третьем номере журнала Академическая публицистика была напечатана моя статья Является ли философия наукой?. По странному стечению обстоятельств я её не разместил в своём блоге. Сейчас исправляю допущенную ошибку.

УДК 101.1

Является ли философия наукой?

В последнее время довольно часто и в Интернете [например, в 1, 2, 3], и в научных публикациях [например, в 4, 5, 6]поднимаются вопросы: является ли философия наукой, почему существуют научные степени по философским вопросам, что такое философия и какие у неё функции, и тому подобные. В подавляющем большинстве случаев споры-разговоры на эти темы есть, с точки зрения философии, чистой воды софистика, а проще – болтовня, потому что ведутся они не по правилам научной дискуссии. И самое странное в этом то, что в таких спорах участвуют сами так называемые философы. Уж кто-кто, а они-то должны знать, как вести дискуссию и как доказывать свою правоту. Должны, но опыт показывает, что и не знают, и не умеют. «А почему?», – спросите вы. В этой статье я постараюсь ответить не только на этот вопрос.

1. Является ли философия наукой?

Чтобы ответить на этот вопрос, что должен был бы сделать настоящий философ? Естественно – уточнить, о чём идёт речь. То есть сначала уточнить определение понятия «наука», уточнить отличительные признаки, по наличию/отсутствию которых можно было бы судить о том, относится ли предмет к множеству, обозначаемому данным термином, или нет. Затем сопоставить с ними свойства искомого предмета – философии, которому тоже следует дать определение и уточнить его свойства.

Правда, тут начинаются первые трудности: однозначного определения понятия «наука» в науке не существует. Чего только не навыдумывали эти самые учёные по поводу деятельности, которой сами и занимаются. Определений этому понятию десятки, а может быть и сотни. Это явление называется полисемией и оно является главным врагом научности.

Так, например, в Философской энциклопедии приводится такое определение понятия «наука»: «Наука — особый вид познавательной деятельности, направленный на выработку объективных, системно организованных и обоснованных знаний о мире» [7]. Если исходить из этого определения, то работы Канта, Гегеля, Ницше, Шопенгауэра, Кьеркегора, Сартра, Фуко и тысяч других писателей на философские темы – не наука. Но работы Аристотеля, Маркса, Ленина, Богданова, Зиновьева, Куна, П. Сорокина и некоторых других – наука.

Если за основу взять определение, приведённое в Кратком словаре философских терминов: «Наука – сфера деятельности человека, функцией которой является выработка и теоретическая систематизация знаний о действительности» [8], – то всё, включая Канта с Гегелем, становится наукой. Если в это определение перед словом «знаний» вставить слово «объективных», как это и свойственно науке, то мы вернёмся к тому, что написано в предыдущем абзаце. Но при этом математика, например, перестанет быть наукой, потому что она не занимается выработкой знаний о действительности, тем более об объективной действительности.

Как было отмечено выше, определений понятию «наука» существует много и рассмотреть их все не представляется возможным, а, главное, в этом нет необходимости. Здесь важно другое: так как однозначного определения понятия «наука» нет, поэтому те, кто затевает споры-разговоры на тему, является философия наукой или нет, должны дать определение, которого придерживаются (хотя бы в данном споре) они сами. В противном случае такие разговоры превращаются в шараду по принципу «пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что». А это, конечно же, совершенно не научно.

На следующем этапе нужно был бы определиться с понятием «философия». Но и здесь всех ждёт разочарование. У понятия «философия» определений ещё больше, чем у понятия «наука», а качеств, приписываемых философии, и сосчитать не получится чисто физически.

Начинается определение понятия «философия» в подавляющем большинстве случаев с перевода этого слова с греческого. И делается это так: философия – от греч. phileo — люблю, sophia — мудрость, philosophia — любовь к мудрости. Однако, согласно Пифагору – автору этого термина, философ – это тот, кто больше всего заботится об исследовании природы вещей и познании истины [9]. А если главная забота философа исследование природы вещей и познание истины, то и главная забота философии тоже состоит в исследовании природы вещей и познании истины, но никак не в любви к мудрости. Кстати, в некоторых словарях термин «философия» переводится не как «любовь к мудрости», а как «любомудрие» [10], то есть любовь к мудрствованию. Именно таким был Сократ: он не любил мудрость, но любил мудрствовать. Но и это сейчас не главное. Главное – переводов слова «философия» существует как минимум два (причём далёких по смыслу от авторской трактовки изобретателя этого термина), а определений понятия, обозначаемого этим словом, сотни. Поэтому каждый, участвующий в споре-разговоре по поводу философии, должен обозначить определение, которого придерживается в данном споре именно он. Это – элементарные правила, выработанные и свято соблюдаемые древними греками. Поэтому у них не было споров, а были диалоги. И была диалектика – искусство вести беседу. Но после того, как Гегель наполнил слово «диалектика» совершенно несвойственным ему смыслом, исчезло и искусство вести беседу. Диалоги превратились в споры, в споры ни о чём и обо всём, но только не об «этом». Потому что «это» никто не считает теперь нужным хоть как-то определять. А делать это необходимо, если вы хотите, чтобы вас поняли. Но если хотите напустить туману и «коснуться до всего слегка, с учёным видом знатока», тогда другое дело. Но это уже будет не научная дискуссия, а «диспут» по Карцеву и Ильченко. Что, собственно, мы и наблюдаем сегодня не только в Интернете, но и в научных журналах. А вот на научных конференциях ничего подобного нет. Просто потому, что на научных конференциях ни споры, ни диалоги давным-давно уже не ведутся. Вышел докладчик на трибуну, отбубнил доклад, следующий. Поэтому необходимости в чётком определении понятий у докладчиков нет: всё равно никто ни спрашивать, ни оппонировать не будет. Поэтому и имеем то, что имеем.

Резюме по первому параграфу.

1. Чтобы определиться, относится ли предмет к тому или иному классу предметов, нужно дать определение этому классу и уточнить отличительные признаки, по которым следует относить или не относить предметы к этому классу. Поэтому, прежде чем ответить на вопрос «является ли философия наукой?», необходимо дать чёткие и однозначные определения понятиям «наука» и «философия» и установить имманентно присущие им обоим качества. Только на основании сравнения этих качеств можно сделать вывод о том, относится ли предмет «философия» к классу предметов «наука».

2. Сделать это однозначно в отношении того, что сегодня называют философией и наукой, невозможно, так как однозначных определений этим понятиям нет. Каждый вкладывает свой – субъектный и субъективный – смысл, неведомый другим, и уверяет всех, что только он прав. Поэтому все разговоры о том, является ли философия наукой, без уточнения того, что именно понимается под терминами «философия» и «наука», являются «переливанием из пустого в порожнее» или проще – пустой болтовнёй.

2. Почему существуют научные степени по философским вопросам?

Вопрос, вынесенный в заглавие параграфа, встречается не часто, но он знаковый. И ответ на него я начну с уточнения: научные степени существуют не по философским вопросам, а по философским наукам! А это далеко не одно и то же. Необходимо различить собственно философию и науку о философии.

Например, есть философы – любители мудрствовать, типа Сократа или Платона, а есть любители докопаться до истины, типа Аристотеля. Философия Сократа и Платона – наука? Нет! Философия Аристотеля – наука? Да! При этом все трое по современным меркам – философы.

Если же исходить из этимологии слова «философия», ни Аристотель, ни Платон философами не были: они получали за свою работу деньги и потому были софистами, то есть не фило-софами – любителями мудрости, а профи-софами – профессиональными софистами (по Пифагору – софосами).

Но есть ещё одна категория людей, занимающихся философией – специалисты по философии. Это – выпускники философских факультетов, кандидаты и доктора философских наук. Они – не философы и даже не софисты, они – специалисты по философии. Это обстоятельство не учитывает никто! Но именно отсюда и идёт вся путаница – из отождествления деятельности и науки об этой деятельности. И деятельность, и наука об этой деятельности называются одним словом – философия. А это – нарушение первого закона логики – закона тождества.

Нужно чётко различать: есть философия – любовь к мудрости (или мудрствованию), а есть наука о философии (наука, предметом которой является философия). Примерно так же как есть любовь мужчины и женщины и это не наука, а есть наука об этой любви – сексология. По аналогии: есть любовь к мудрости и это философия, а есть наука о любви к мудрости, которая должна была бы называться философологией. Тогда всё встало бы на свои места. Ведь сейчас у нас несметное количество выпускников философских факультетов, кандидатов и докторов философских наук и ни у кого из них нет своей философии.  Они профессионалы в знании и исследовании плодов чужой «любви к мудрости» (чужого любомудрия). Можно быть «профессионалом в области философии», но нельзя быть «профессионалом философии». Тех, кто занимается любовью профессионально, да ещё за это получает деньги, называют совсем иначе. Поэтому «доктор философии», как это принято на Западе, нонсенс. Доктор – очень крутой специалист. Доктор философии – очень крутой специалист в любви…. В зависимости от пола у специалистов в любви, которые за это берут деньги, разные названия. Приводить не буду. А вот «доктор наук» – куда более правильнее. Доктор наук по химии, доктор наук по физике и т.д., которые трансформировались в «доктор химических наук», «доктор физических наук»… «доктор философских наук». Доктор философских наук – это очень крутой специалист в науке о философии.

Кстати, никто не называет писателей филологами. Хотя, исходя из этимологии слова, филолог – это как раз и есть тот, кто любит слово. Любовь не подразумевает разбор любимого предмета на части и копания в них. Любят предмет таким, каков он есть, целиком, с изъянами и недостатками. И это – писатели. А филологи – патологоанатомы написанного. Они любят (если любят) «ковыряться» в написанном, разбирать тексты «по косточкам», но при этом их называют любителями слова. Ну да ладно. Главное здесь то, что любитель осуществлять деятельность и специалист по анализу результатов этой деятельности называются по-разному: тот, кто пишет – писатель, тот, кто пишет о том, что написал писатель, – филолог. Не очень логично, но хотя бы есть различение.

Для наглядности приведу ещё одну аналогию. Доктором мы называем человека, знающего о болезнях, но не болеющего этими болезнями. Точно так же должно быть и здесь: доктор философских наук – это человек, знающий о болезни и больных этим заболеванием, но сам не болеющий им. А то, что философы – это «больные на голову» люди, следует из того факта, что любовь – это болезнь (болезненное состояние), разновидность психического расстройства. Но точно так же, как доктора порой заражаются от своих пациентов (COVID–19 тому ярчайшее подтверждение), случается, что и доктора философских наук «заражаются» любовью к мудрости и мудрствованию, но в подавляющем большинстве случаев этого не происходит: у них в процессе обучения вырабатывается иммунитет к этой «болезни».

Приведённая аналогия как нельзя лучше демонстрирует грубейшую методологическую ошибку, которую допускают все без исключения, когда называют одним словом и доктора, и его пациента (и специалиста по болезни, и больного).

Резюме по второму параграфу.

1. Человек, изучающий чужую мудрость, знающий кто, когда и что сказал из мудрецов далёкого и не очень далёкого прошлого, не философ, это – специалист по философии, профисоф (профессор). Он – учёный, а деятельность, которой он занимается, можно смело назвать научной или, как это принято, наукой. В науке же принято присваивать учёные степени и учёные звания, поэтому наличие учёных степеней и званий в области философии совершенно оправдано. Здесь важно не отождествлять саму философию и науку о философии, философа и специалиста по философии.

2. Настоящий философ – это человек, у которого от любви к мудрствованию «снесло башню». Он находится в состоянии изменённого сознания и потому бредит предметом своей любви и днём, и ночью. Он одержим страстью к мудрости и мудрствованию. И то, чем он занимается, не наука. Сократ – вот образец настоящего философа. Он любил софийствовать и не брал за это деньги. Это – настоящая любовь к софии, то есть фило-софия. Аристотель – профессиональный софист, то есть профисоф. Выпускник философского факультета, кандидат или доктор философских наук – специалист по философии.

3. Так что же такое «философия»?

Как я уже отметил выше, определений понятия «философия» очень и очень много. Для анализа возьму одно, данное не кем-нибудь, а академиком Степиным В.С., приведённое в Всемирной энциклопедии: «Философия (греч. phileo — люблю, sophia — мудрость; любовь к мудрости) — особая форма познания мира, вырабатывающая систему знаний о фундаментальных принципах и основах человеческого бытия, о наиболее общих сущностных характеристиках человеческого отношения к природе, обществу и духовной жизни во всех ее основных проявлениях» [11]. Не буду задаваться сейчас вопросом, что такое «форма познания» и какие формы познания существуют. Ведь если философия – особая, то должны существовать и другие – неособые. Я-то учился по словарям и энциклопедиям, а там было написано, что форма есть только у материальных объектов. Познание – процесс и, следовательно, у него не может быть формы. Ну да ладно, сейчас не об этом. Здесь важно, что, по мнению Степина, философия вырабатывает систему знаний о:

— фундаментальных принципах и основах человеческого бытия;

— о наиболее общих сущностных характеристиках человеческого отношения к природе, обществу и духовной жизни во всех её основных проявлениях.

Вопрос: есть такая система знаний? Выработала хоть что-то из этого философия? Может она что-то предъявить человеку и человечеству? Где с этой системой можно ознакомиться? Если бы могла, то предъявила бы. Хотя, до недавнего времени было, что предъявить. Это – диалектический и исторический материализм. Сегодня ни того, ни другого нет. Уничтожены руками специалистов по философии и преданы анафеме.

Куда более интересно мнение по поводу философии, изложенное в Философском энциклопедическом словаре: «… Вопрос о том, что такое философия и в чем заключена ее ценность, является спорным. То от нее ожидают чрезвычайных откровений, то позволяют равнодушно игнорировать ее как беспредметное мышление. На философию то взирают с робостью, видя в ней значительные усилия необыкновенных людей, то вообще третируют как бесполезные раздумья о чем-то призрачном. Философию то считают таким занятием, которое под силу всякому и в принципе должно быть простым и понятным, то изображают ее настолько трудной, что само занятие ею представляется безнадежным. То, что выступает под названием «философия», в действительности являет собой пример подобных противоречивых суждений. Для человека, верящего в науку, наихудшим является то, что философия совершенно не имеет всеобщезначимых результатов – того, что можно познать и чем благодаря этому можно обладать. В то время как науки получили в своих областях определенные обязательные и общепризнанные знания, философия не достигла ничего, несмотря на тысячелетние усилия. Нельзя отрицать того, что в философии нет единодушия, присущего сфере окончательно познанного. То, что с необходимостью признается каждым человеком, становится в силу этого научным познанием и уже не является философией, а относится к особой области знания. В противоположность наукам философскому мышлению не присуще, не свойственно прогрессивное развитие» [12].

Учитывая, что приведённая цитата взята из Философского энциклопедического словаря, её автор наверняка тоже видный специалист по философии и он, как это следует из текста, не считает философию наукой. И это поразительно! Где логика? Ведь единодушия нет ни в одной области познания, которые называют наукой: ни в физике, ни в химии, ни в астрономии, ни в математике… нигде! Примерно об этом пишет В.Б. Губин в [13]: «Одним из оснований отказа философии в научности является ее практическая зависимость от характеров разных авторов, которые якобы свободны в своих построениях. Но неодинаковые взгляды на свои задачи бывают и у представителей других наук о реальности, в том числе и физики». В любом случае, отсутствие единодушия – не аргумент в отнесении/неотнесении философии к категории «наука». А отказ философскому мышлению в прогрессивном развитии – это шедевр алогизма! То, что студентам до сих пор преподают всякую всячину, начиная с древнего мира, не является признаком отсутствия прогресса в мышлении. Это – признак заскорузлости мышления чиновников от философии, но не самой философии!

А вот, например, что пишет А.В. Киричек в статье [14]: «Философия – это не просто одна из гуманитарных дисциплин, изучаемых во всех вузах России, но, без всякого сомнения, дисциплина центральная в рамках цикла общеобразовательных дисциплин. Почему главная? Да потому, что именно философия, во-первых, даёт нам наиболее общие представления о мире, лежит в основе как научной, так и всех других картин мира; во-вторых, философия отвечает на самые сакраментальные, важные вопросы о мироустройстве, без которых человеку трудно прожить и, в-третьих, именно философия формирует основы нашего мышления, вооружает методологией научного познания. Всё это и определяет значимость дисциплины в рамках вузовской подготовки.… Подытоживая, можно заключить, что философия даёт целостное знание о мире, ее важнейшей задачей является отыскание смысла бытия человека и человечества, формирование картины мира, соответствующей своей эпохе». Вторит ему и другой специалист по философии: «… философия развивает у человека мышление, понимание того мира, в котором он находится, и своего места в обществе» [3]. При этом, правда, автор этой цитаты констатирует, что «однозначных ответов философская наука не даёт ни на один вопрос». И это не менее удивительно – наука, а ни одного однозначного ответа!?

Что интересно, я тоже считаю, что философию как предмет в высшей школе преподавать важно и нужно. Более того, я считаю философию самым важным предметом, преподаваемым в вузе. Почему? Потому что в результате изучения предмета под названием «философия» у студента должны быть сформированы:

1) научная картина Мира;

2) методология научной и практической деятельности.

Но парадокс как раз в том и состоит, что ничего подобного у студентов не формируется. Предмет «философия» преподаётся в вузе самым безобразным образом. Студентам всех специальностей философию преподают как специалистам по философии, начиная с древних времён и всю тысячелетнюю не только мудрость, но и всю тысячелетнюю глупость: этот сказал то, а этот сказал это, а как правильно, вы решайте сами. В результате у студента нет ни картины Мира, ни методологии. В подавляющем большинстве появляется стойкое отвращение к философии как таковой. Если бы и другие дисциплины преподавали также, мы бы и сейчас жили в землянках и пещерах. Но строителям не рассказывают, как древние рыли пещеры и землянки, сталеварам не рассказывают, как древние плавили металлы, химикам не преподают алхимию, а биологам – анатомию рыб по Аристотелю. Им дают современные знания и современные технологии. И только философия пытается всунуть весь этот многовековой хлам в головы бедных студентов. В результате у подавляющего большинства людей философия ассоциирует со словесным жонглированием и терминологической эквилибристикой (проще – словоблудием). И этим философия разительно отличается не только от технических и естественных наук, но даже от гуманитарных.

Но так было не всегда. Я не исследовал этот предмет специально, но точкой бифуркации, переломным моментом для философии, по-моему, стала так называемая классическая немецкая философия – Кант, Гегель, Ницше, Шопенгауэр. До них философия была (или, по крайней мере, стремилась быть) наукой. Ещё Спиноза (тоже истинный философ, в том смысле, что не брал за свою любовь к софии деньги), как известно, подражал геометрии. Французские просветители тоже дружили с логикой и стремились постичь истину. Упомянутый выше квартет любителями и искателями истины назвать нельзя. Субъективизм и идеализм – главные отличительные признаки их «философий». И это, согласно определению понятия «наука», не наука. Кантовский коперниканский переворот на поверку оказался антикоперниканским. Коперник пытался повернуть науку на путь объективизма и реализма, а Кант повернул её на путь идеализма и субъективизма. Он начал, Гегель подхватил и… понеслось. И с тех пор несётся не останавливаясь. Всё, имеющее смысл, отвергается «с порога» как примитив, а вся бессмыслица объявляется настоящей философией. «Раскрепощенные философы вдруг заговорили как богословы, мистики, ясновидцы, пророки…» – констатировал в своей работе [6] Л.Е. Балашов.

Такой подход приводит к довольно печальным последствиям. Так, многие исследователи утверждают, что Эйнштейн создал свои ОТО и СТО, вдохновившись идеями Канта по поводу пространства и времени, и теперь пространство искривляется, а время сжимается/растягивается. Философы молча «проглотили» эту откровенную чушь, а попытки некоторых отдельно взятых учёных в наше время (в том числе и таких именитых философов как А.А. Зиновьев) исправить ситуацию, ни к чему не привели. «Идол театра» по имени Эйнштейн по-прежнему витийствует на сцене мировой науки, навязывая миллионам людей ложные представления о действительности. И не он один. У этого явления свои объективные и субъективные причины. О них, будет желание и возможность, напишу в следующий раз. Сейчас же приведу ещё одну выдержку из определения понятия «философия», имеющего место в Философском словаре: «Философия – теоретическое (но не научное) занятие, когда объектом изучения является всё, способом – разум, целью – мудрость. Философия учит тому, чтобы лучше мыслить, а, следовательно, лучше жить» [8]. Это определение, по всей видимости, тоже писал не рядовой специалист по философии. Какой вывод можно сделать из анализа этого определения? По-моему, однозначный – не научила его автора философия ничему!  Хотя бы потому, что философия никого ничему не учит. Учат философы и специалисты по философии. Причём, философы учат жизни, а специалисты по философии учат предмету под названием «философия». Лучше (вернее – правильно, то есть по правилам) мыслить учит логика, согласно которой всё объектом, а разум способом изучения, быть не может. Учитывая то, что жить становится всё хуже и хуже, исходя из логики анализируемого определения, люди стали мыслить всё хуже и хуже. И, как не странно, это верно. Логику не преподают, практически, нигде. А если и преподают, то, видимо, очень скверно. Народ мыслить правильно разучился полностью. Никто, включая разного рода экспертов, не понимает ни логики, ни сущности социальных процессов. Мир стал невероятно сложным, а инструментов анализа нет. Был истмат и диамат, но, как я уже написал чуть выше, оба уничтожены и забыты. Но законы, которые они открыли и описали, никто не отменял и отменить не в силах. Они объективны! А относительно того, что целью философии (то есть любви к мудрости) является мудрость, и сказать нечего, кроме как (согласно классификации, приведённой в [17]) – ахинея.

И так с любым определением, взятым из любого источника. Философия – то, философия – это, философия – наука, философия – не наука, философия – учит, философия – даёт представление, и т.д. и т.п. в том же духе. Ребус. Правильного ответа нет, а нужный – выберите сами. А что может выбрать человек, не являющийся специалистом в этой области? Естественно – то, что доступно его пониманию, то есть «бульварное чтиво», прочитав которое он делает вывод, что философия – не наука. А кто, даже из специалистов по философии, читал и изучал труды А.А. Зиновьева? А «Тектологию» А.А. Богданова? А кто серьёзно изучал теорию систем Никласа Лумана? А кто осмелится заявить, что «Социальная и культурная динамика» Питирима Сорокина – не наука? А концепция научных революций Т. Куна? Перечислять авторов и их философские работы, которые однозначно относятся к категории «наука», можно очень долго. Главное здесь то, что в философии, как и в любой другой науке, есть работы научные, есть научно-популяризаторские, есть научно-публицистические, а есть и ненаучные, и даже откровенно словоблудские. Но по последним не стоит делать общих выводов. Такое обобщение будет отождествлением части и целого, что также является грубой методологической ошибкой. Об этом, кстати, говорит притча, которая есть почти в каждом учебнике по философии – притча о слепых мудрецах и слоне. Эту притчу знают (должны знать) все специалисты по философии и почти все философы. Знают, но не применяют, что, в свете изложенного выше, уже не кажется удивительным.

Некоторые итоги написанному в этом параграфе.

1. В объём понятия, обозначаемого словом «философия», сегодня входит огромное количество разных по характеру и стилю, по форме и содержанию, по отношению к реальной действительности теорий, концепций, идей и мнений. Вследствие этого получается, что философия философии – рознь. Одна философия – наука, другая – эзотерика, третья – заумная беллетристика, четвёртая – просто словесный мусор, пятая – бред сумасшедшего и пособие по психиатрии, шестая – ….

Философия Сократа, Платона, Спинозы, Канта, Гегеля, Ницше, Шопенгауэра, Кьеркегора, Сартра, Толстого, Достоевского и тысяч других авторов – не наука! К какому из перечисленных чуть выше подвидов философии относятся философии упомянутых и неупомянутых здесь авторов каждый пусть определит сам. Но философия может быть научной или, как принято говорить, наукой. Если главная задача философа – исследование природы вещей и познание истины и он с ней справился, то это однозначно – наука.

2. Свойства и функции, приписываемые философии, в подавляющем своём большинстве (если не все), являются плодом фантазии философов и специалистов по философии, которые не исследуют природу вещей и не стремятся к познанию истины, а занимаются словесным жонглированием и терминологической эквилибристикой, что, конечно же, их не красит и не ведёт к повышению авторитета философии как способа познания и постижения истины, а ведёт к разочарованию и снисходительно-пренебрежительному отношению к ней.

3. Философия никого никогда и ничему не учила и не учит. Учат философы и специалисты по философии. Философы учат жизни, специалисты по философии учат философии. Но, судя по тому, что не только рядовые студенты не очень хорошо владеют логикой, но и маститые учёные, делается это крайне плохо. Однако философия в этом не виновата, виноваты в этом специалисты по философии и чиновники от философии.

4. Как я понимаю, что такое «философия»?

Вполне естественно, что я тоже задавался вопросом, что такое «философия» и каково её место в системе научного знания. Толчком к этому послужила моя предзащита кандидатской диссертации, на которой один из оппонентов, он же декан философского факультета и председатель учёного совета, написал в рецензии, что вынесенная на предзащиту диссертация не соответствует выбранной специальности. Пришлось переписать одну главу, заменив объяснение механизмов возникновения и направлений возможных деструктивных информационных воздействий через теорию управления, на историзм проблемы. Я-то думал, что все исследования наиболее общих вопросов бытия (в т. ч. и информационного взаимодействия) относятся к категории «философия», но, как выяснилось, был не прав.

Но лично мне не интересна мудрость, тем более чужая. Мне интересна истина. Я одержим стремлением к истине и хочу до неё «докопаться». И докапываюсь. Но такой науки – филоалитейя или филоалитейизм (от ргеч. фило – любовь и алитейя – истина), к сожалению, нет. Пришлось стать кандидатом философских наук. Но диссертацию я писал не по чужим «философиям», а для того, чтобы изложить своё видение проблемы, которое считал и считаю истинным. Не истиной, а истинным, то есть соответствующим истине, являющимся частью истинного знания. И это однозначно – наука. И моя монография «Агасофия информации» [17], в которой я объяснил физическую природу информации – наука. Но тысячи статей и диссертаций по философии информации – это бездоказательное словоблудие, и однозначно – не наука. Это я к тому, что важно, на что направлена познавательная деятельность, как она осуществляется и как оформляются результаты этой деятельности. Если познавательная деятельность ведётся с целью получения объективного знания о действительности, в соответствии с принципами и нормами научной деятельности, если результаты объективны, выводы логически обоснованы и оформлены надлежащим образом, то это – наука.

 Стержнем, сердцевиной любой науки, любой научной деятельности является логика, а главным принципом – объективность. Там, где нет объективности и логики, это – не наука. Это – псевдонаука, квазинаука, но не прагматнаука (настоящая наука). Свои взгляды на то, что такое «наука» и какое отношение к ней имеет философия, я изложил в статье под названием «Антинаука, псевдонаука, квазинаука – что это и как с ними бороться?» [19]. Здесь же я хочу изложить своё исключительно субъектное (принадлежащее только мне), но совершенно объективное (полностью соответствующее действительности) мнение о том, что такое «философия» и каково место философии в системе научного знания.

Думаю, что наблюдательный читатель уже понял, что я придерживаюсь трактовки понятия «философия» в его исходном – этимологическом – значении, то есть как любовь к исследованию природы вещей и познанию истины. Не любовь к мудрости, под которой во времена Сократа понималась высшая степень мастерства в любом деле, но прежде всего искусство находить выход из самой сложной житейской ситуации, не ущемляя интересов других людей [16], а именно любовь к истине – абсолютно достоверному знанию об объективной реальности. И я не просто люблю истину, а люблю добывать крупинки истинного знания и делиться ими с другими. Другое дело, что оно – истинное знание – никому, кроме меня, не нужно. Особенно сегодня. Все помешались на золотом тельце и потому им нужно прагматическое знание – выгодно, значит истинно. Я отношусь к этому, как к очевидной глупости и мерзости. А это, как известно, многим не нравится. «Поэтому философов, как и прежде, не очень-то любят: они, добиваясь истины, разрушают претензии на мудрость – на практическое знание того, как следует поступать, чтобы жить в гармонии с собой и окружающими», – написал про таких Болтыгин Г.В. в своей статье «К истории слова «философия (против утилитаризма)» [16].

Не удивительно, что относительно места философии в системе научного знания также существует довольно разнообразная палитра мнений. Философия – это и царица всех наук, и наука всех наук, и фундамент научного знания, и (было дело) служанка богословия. Всё, кроме последнего, лично у меня вызывает всегда удивление: откуда авторы берут такие эпитеты, чем их объясняют? Ведь если «царица», то должна править единолично и безальтернативно. На практике – ничего подобного нет. А что такое «наука всех наук»? Что-то вроде «книга всех книг» или «спорт всех спортов»?! Ну, явная же чушь! И про фундамент – преувеличение. Если бы это было действительно так, то науки, в которых о философии даже не знают, и существовать не должны были бы. Хотя про фундамент есть очень интересные мнения. Вот, например, что пишет А. Шадов в статье «Почему философия не является наукой?»: «Философия не является наукой, потому что по иерархии она выше любой науки и всей научной системы в целом.… Научная философия — фундамент научного знания» [2]. Вот так, не больше, но и не меньше – фундамент, но… выше любой науки. Ну, просто явный алогизм: фундамент – сверху, здание – снизу?! Логика автора становится понятной, когда чуть дальше мы читаем: «У нее [философии] есть полное рациональное право действовать в обход научному методу, как следствие, не учитывая научные теории» [2]. И не только в обход научному методу, но и здравому смыслу! Но это не право философии, а право вот таких вот «философов».

В советское время был такой армейский анекдот, суть которого состоит в вопросе: «Чем отличается комиссар от замполита?» Ответ: «Девиз комиссара – «Делай, как я!», девиз замполита – «Делай, как я тебе сказал!». Это я к тому, что многие (чтобы не сказать – все) современные специалисты по философии напоминают именно замполитов, но никак не комиссаров, хотя, казалось бы, должно быть всё наоборот. Ведь если ты постиг законы развития мира, законы его познания, законы логики, так и следуй им, соблюдай сам и призывай соблюдать других. Ан, нет! Эти законы писаны не для них. Они их преподают, но сами не соблюдают. От слова «совсем». Алогичность и бездоказательность, спекулятивность, граничащая с безнравственностью, паралогизмы, софизмы и субрепции, подмена понятий и их смешение, совмещение несовместимого и сравнение несравнимого стали в философии нормой. Философия – единственная область знания, где, неся откровенную ахинею, можно прослыть великим учёным (мыслителем). Поэтому неудивительно, что многие, в том числе и специалисты по философии, не признают философию наукой, вот только распространять этот вывод на всё знание, как я отметил выше, есть грубейшая методологическая ошибка – отождествление части и целого.

Уж кто-кто, а специалисты по философии должны были бы знать, что философию «уже после Платона стали называть матерью всех наук» [16, с. 131]. Матерью! То есть родившей их все, давшей им – наукам – жизнь. В этой метафоре – «философия – мать всех наук» – меня смутило только то, что рождённый матерью, рано или поздно теряет с ней связь. Сначала обрезают пуповину, а через какое-то время мать и дитя разъезжаются, иногда навсегда. Но сама жизнь показывает, что в отношении философии это не так. Если вновь родившаяся наука теряет связь с философией, она становится лженаукой, псевдонаукой, а иногда и антинаукой. И у меня родилась другая метафора – дерево, как на рисунке 1.

data-original-height=451

Рисунок 1. «Дерево» науки

 Здесь всё, что лежит ниже уровня «земли», – мифологическое и обыденное знание: не систематизированное, разрозненное, должным образом не верифицированное и не оформленное. Это до появления «святой троицы» – Сократа, Платона, Аристотеля. Их можно считать основоположниками (прародителями) европейской науки. Конечно, они были не единственными и даже не главными. Здесь я привожу эти имена как метафоры, как собирательные образы.

Сократ – это тот «росток», который, собрав всю силу мифологического и обыденного знания, «пробился к свету». Он показал, насколько важен в процессе познания метод. Его смело можно назвать первым методологом.

Платон – метафизик, то есть исследователь того, что «человек не в состоянии постигнуть с помощью органов чувств, что лежит за пределами его практики, наблюдений, эмпирики, но может постигаться с помощью больших обобщений и… веры» [18, с. 216], то есть исследователь того, что лежит за пределами физики (фюзиса). В предложенной мной метафоре метафизика – это кора. Кора суха и бесплодна, но она защищает тело дерева от вредителей и негативных природных воздействий. Метафизика защищает тело науки от разного рода «мотыльков», «червяков», «грибков», «мошек» и «трутней», которые присосались к стволу и паразитируют на нём.

И, наконец, Аристотель. Аристотелевская «первая философия» – это не метафизика, как назвал её Андроник Родосский, это – прафизика, то есть прародительница физики, то, что предшествует физике. Аристотеля можно назвать прародителем прагматичной (то есть настоящей) науки. Но главная заслуга Аристотеля – логика. Логика – стержень любой науки, сердцевина каждой ветки древа научного знания. Если в ветке нет сердцевины, в ней нет и жизни. Такая ветка – засохший сучок или гнилушка. По аналогии: если в науке нет логики, значит, в ней нет и жизни, это – мёртвое образование.

Философия – это ствол дерева науки. И точно также как на стволе не растут плоды, но на нём держится и через него питается все дерево, философия не даёт прагматического знания, но составляет основу/опору всех наук и через философию поступают живительные соки, питающие науки. Крепкий и здоровый ствол – залог крепкого и здорового дерева. Основа основ, сердцевина дерева науки – логика, вокруг которой формируются «кольца» методологии научной деятельности, за которыми следуют «кольца»– слои научной картины мира. Научная картина мира – основная несущая конструкция дерева науки, через неё поступают от корней-исследований в ветви-науки питательные соки-знания. Но ствол – живое образование, которое развивается вместе с ветками, наращивая всё новые и новые кольца-знания в методологии и картине мира.

Появившись как росток, философия очень быстро начала «ветвиться». Диоген Лаэртский в начале III в. н. э. по этому поводу писал: «… одни философы называются физиками, за изучение природы; другие – этиками, за рассуждение о нравах; третьи – диалектиками, за хитросплетение речей. Физика, этика и диалектика суть три части философии; физика учит о мире и обо всем, что в нем содержится; этика – о жизни и свойствах человека; диалектика же заботится о доводах и для физики, и для этики [цит. по 6]. Но постепенно появлялись и оформлялись в самостоятельные новые ветви-направления философии, из которых, в свою очередь, вырастали и постепенно крепли ещё более новые. Сегодня «крону» дерева науки образуют сотни ветвей-наук и научных направлений – фундаментальных и прикладных, теоретических и практических, гуманитарных, технических, социальных, общественных и прочих, названий которых здесь и перечислить не получится. Только в разделе «Философия» Универсальной десятичной классификации (УДК) я насчитал более 100 кодов различных направлений исследований. Но точно так же, как кроны деревьев постепенно загущаются и нужно удалять засохшие и растущие не в том направлении ветки, нужно прореживать научные направления и дисциплины, то есть подвергать науку, как это называется в науке, редукции комплексности.

И точно также, как и на дереве, на одних ветках есть плоды, на других нет, одни науки приносят конкретные плоды, другие – нет. В первую очередь, ощутимые «плоды» приносят науки прикладные. Их «плоды» можно увидеть, потрогать, использовать в повседневной жизни. Фундаментальные науки конкретных плодов не приносят. Результатом деятельности в этих науках являются теории. Их в моей метафоре можно сравнить с листьями: их нельзя «съесть», но без них дерево погибнет. Это они производят хлорофилл, благодаря которому живёт дерево и на его ветках появляются плоды. Не будет листьев, не будет плодов. А есть ещё математика, история, педагогика, лингвистика и… десятки и сотни других наук. И все они вышли из философии и держатся на философии. И если они опираются на объективный материализм – это живые образования, дающие полезные и «вкусные» плоды. Если в основании науки лежит субъективизм и идеализм – это либо «сухой пенёк», либо «анчар», дающий дурманящие сознание и ядовитые плоды.

До некоторых пор «дерево» наук развивалось по естественным законам. Но в новейшее время процесс этот стал управляемым. Человек начал делать к «дереву» науки привои. Например, на «ветку» астрономии «привил» физику и появилась астрофизика, а на ветку биологии «привил» химию и появилась биохимия. И всё бы ничего, если бы, например, не скрестили физику с математикой. Поначалу, когда это произошло, всё было более-менее нормально. Но потом математика «задушила» физику и наука из физико-математической, давшей некогда множество полезных для человечества «плодов» от парового двигателя до атомного реактора, стала математико-физической, родившей уродливые и ядовитые «плоды» в виде «теории относительности», «теории большого взрыва», «теории струн», кротовые норы, параллельные миры, многомерные пространства и прочие откровенные фантазии. Поэтому, если и говорить о том, какая наука сегодня самая ненаучная, то это, скорее всего, астрофизика и квантовая физика. Эти науки оторвались от философских корней и выродились в научно-фантастическую публицистику, обильно сдобренную математикой, создающей иллюзию научности. И, кстати, математика – не совсем наука (в моей классификации это – квазинаука) [об этом подробнее в 19]. Математика – язык науки, который стали воспринимать как самую главную науку. И сегодня очень широко распространено мнение, что если в исследовании нет математики, то это не наука. Был момент, когда я сам попал под влияние этого стереотипа, и понадобилось время и пояснения более «подвинутых» в этом вопросе людей [20], чтобы от него избавиться.

С учётом процессов дифференциации наук и интеграции направлений научных исследований между науками произошло перераспределение функций. Однако специалисты по философии упорно пишут как минимум о двух функциях философии – мировоззренческой и методологической. Но философия уже давным-давно не формирует мировоззрение современников и, практически, никак на него не влияет. Сегодня это удел физики, химии, политологии, социологии, педагогики и множества других наук, но не философии. «Чисто» философским, с моей точки зрения, остаётся только вопрос методологии и здесь философии и философам похвастаться нечем. Разве что А.А. Зиновьев разработал совершенно новую – научную – логику [21], но её не изучают в российских вузах, равно как и формальную аристотелевскую, а продолжают вдалбливать студентам гегелевскую и гегелевские т.н. законы диалектики. А с этими «законами» (которые законами не являются по определению понятия «закон») ничего путного построить нельзя, разве что устроить очередную революцию.

Выводы по четвёртому параграфу.

1. Сегодня философию трактуют в подавляющем большинстве как любовь к мудрости, значительно реже – как любовь к мудрствованию. Лично я понимаю философию так, как понимал её Пифагор – изобретатель термина «философия», то есть как деятельность по исследованию природы вещей и познанию истины. Ни любовь к мудрости, ни любовь к мудрствованию, ни сама мудрость и мудрствование не являются ни наукой, ни научной деятельностью. Но всегда есть люди, которые исследуют природу вещей и стремятся познать истину, есть те, кто систематизирует полученное знание, а есть те, кто преподаёт это знание молодому поколению, а это – наука. Да, философия не даёт прагматического результата. Но таковыми являются и математика, и лингвистика, и история, и педагогика, и множество других наук. И все они – науки, но только тогда, когда озабочены исследованием природы вещей и познанием истины. И если к науке «присосался» какой-нибудь «червяк», «короед» или «трутень», то наука не перестаёт быть наукой, но деятельность «присосавшихся» не только не является научной, но и вредит науке.

2. Философию делают философы, а к этой категории сегодня относят тех, кто:

1) знает труды тех, кого принято считать философами;

2) любит изучать чужую мудрость;

3) любит мудрствовать сам;

4) исследует природу вещей и познаёт истину.

К категории «наука» относятся только представители последней – четвёртой – категории. С них, с представителей этой категории, начиналась философия, но сегодня это самая малочисленная группа, по сути, это – вымирающий вид. Знатоки чужой философии и любители мудрить и мудрствовать присвоили себе право называться философами, а свою деятельность объявили настоящей философией. Но такая философия – не наука, это – пародия на науку и самая настоящая демагогия.

3. Философия – не «царица наук» и не «наука всех наук», и даже не «фундамент наук». Это – «мать» всех наук, а более правильно – «ствол дерева наук», в результате разветвления которого и образовались все науки, которые держатся благодаря этому «стволу», и которые благодаря ему получают питательные соки. Утрата связи ветви со стволом означает смерть ветви. Наука, утратившая связь с философией, лишается связи с «землёй» (то есть реальной действительностью) и, следовательно, жизни. Такая наука превращается либо в «сухой сучок», либо в «гнилушку». Сегодня всё дерево науки больно: сердцевина-логика превратилась в труху, кора-метафизика стала толще живого ствола, на некогда цветущих ветвях-науках расплодились разного рода трутни и плесень, плоды-открытия поедают черви, а хитро-мудрые муравьи развели на листьях-теориях колонии тли. Нужна санация. Но кто будет её делать? И будет ли?

Список использованной литературы:

1. Почему философия не является наукой, но при этом существуют научные степени по философским наукам? Режим доступа: https://yandex.ru/q/question/pochemu_filosofiia_ne_iavliaetsia_naukoi_deb7ffd4/?&answer_id=a700d9b8-662d-49ef-96c6-2cb1742dda57&utm_source=morda&utm_medium=informer (дата обращения: 05.10.2020).

2. Шадов А. Почему философия не является наукой? – Режим доступа: https://zen.yandex.ru/media/id/5d3e8ccfbc251400ad22da25/pochemu-filosofiia-ne-iavliaetsia-naukoi-5d3e9b55ac412400adbca010 (дата обращения: 24.10.2020).

3. Является ли философия наукой? Предмет и основные проблемы философии. –  Режим доступа: https://fb.ru/article/219767/yavlyaetsya-li-filosofiya-naukoy-predmet-i-osnovnyie-problemyi-filosofii (дата обращения: 24.10.2020).

4. Попкова Н.В. Социальные дисфункции философии в современном обществе // Культура и искусство. 2020. № 9. С. 30 — 45. DOI: 10.7256/2454-0625.2020.9.32924.

5. Рахматуллин Р. Ю. Является ли философия наукой? // Молодой ученый. – 2014. № 3 (62). С. 1100-1103.

6. Балашов Л. Е. Что такое философия? М.: ACADEMIA, 1999. – Режим доступа: http://balashov44.narod.ru/RUKOP.html (дата обращения: 14.06.2007).

7. Философская энциклопедия [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://dic.academic.ru/ (дата обращения: 22.10.2020).

8. Краткий словарь философских терминов [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://nenuda.ru/ (дата обращения: 22.10.2020).

9. Пропедевтические начала философского знания [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://studref.com/450025/filosofiya/vvedenie_filosofiyu_propedevticheskie1_nachala_filosofskogo_znaniya (дата обращения: 24.10.2020).

10. Философский словарь — М.: Палимпсест, Издательство «Этерна». Андре Конт-Спонвиль. 2012. – Имеется электронный аналог: https://philosophy_sponville.academic.ru/ (дата обращения: 22.10.2020).

11. Грицанов А. А. Всемирная энциклопедия: Философия. 2001. – Имеется электронный аналог: https://inlib.biz/filosofiya_828_829/vsemirnaya-entsiklopediya-filosofiya.html (дата обращения: 28.10.2020).

12. Философский энциклопедический словарь. 2010 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_philosophy/1288/%D0%A4%D0%98%D0%9B%D0%9E%D0%A1%D0%9E%D0%A4%D0%98%D0%AF (дата обращения: 23.10.2020).

13. Губин В.Б. Философия как наука. – М.: РУДН, 2009. – 25 с. – Имеется электронный аналог: http://gubin.narod.ru/FILSCI.HTM (дата обращения: 12.08.2009).

14. Киричек А.В. Философия, круг её проблем и роль в обществе [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://studfile.net/preview/4199331/ (дата обращения: 24.10.2020).

15. Атаманов Г.А. Модель процесса познания. Тернарная концепция истины // Стратегические ориентиры инновационного развития АПК в современных экономических условиях: материалы Международной научно-практической конференции, Волгоград, 26-28 января 2016 г. – Волгоград: ФГБОУ ВО Волгоградский ГАУ, 2016. – Том 3. – С.249-255.

16. Болдыгин Г.В. К истории слова «философия» (против утилитаризма) // Вестник гуманитарного университета. 2013. № 1. С. 127-138.

17. Атаманов Г.А. Агасофия информации: Коммуникативная концепция информации. Информационная модель мира : монография / Федер. гос. авт. образоват. учреждение высш. образования «Волгогр. гос. ун-т». – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2017. – 122 с.

18. Словарь терминов и понятий по обществознанию. Автор-составитель А.М. Лопухов. 7-е изд. переб. и доп. М., 2013.

19. Атаманов Г.А. Антинаука, псевдонаука, квазинаука – что это и как с ними бороться? // Научный журнал о гуманитарных науках «Гуманитарный трактат». 2018. № 32. С. 23-29. – Имеется электронный аналог: https://gatamanov.blogspot.com/2018/09/blog-post.html.

20. Моисеев Б. М. Время как философская категория и как физическая величина // Вестник ВГУ. Серия: Философия. 2013. №1. С.155-162. – Имеется электронный аналог: http://www.vestnik.vsu.ru/pdf/phylosophy/2013/01/2013-01-12.pdf(17.06.2015).

21. Зиновьев А.А. Фактор понимания. – М.: Алгоритм, Эксмо, 2006. – 528 с.

__________________________________________________________________________________

Библиографическая ссылка: Атаманов Г.А. Является ли философия наукой? // Научный электронный журнал Академическая публицистика. 2021. №3. С. 211-235.

 


Источник — Блог Атаманова Г.А. «АГАСОФИЯ».

Геннадий Атаманов

Об авторе Геннадий Атаманов

Атаманов Геннадий Альбертович, полковник запаса, кандидат философских наук
Читать все записи автора Геннадий Атаманов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *